?

Log in

No account? Create an account

Экклезиаст

Слова Экклезиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме.

Суета сует, сказал Экклезиаст, суета сует, - все суета!
Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под
солнцем?
Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.
Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно
восходит.
Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу
своем, и возвращается ветер на круги свои.
Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда
реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.
Все вещи - в труде: не может человек пересказать всего; не насытится
око зрением, не наполнится ухо слушанием.
Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет
ничего нового под солнцем.
Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже
в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у
тех, которые будут после.
Я, Экклезиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме;
и предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью
все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам
человеческим, чтобы они упражнялись в нем.
Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все - суета и
томление духа!
Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать.
Говорил я с сердцем моим так: вот, я возвеличился и приобрел мудрости
больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом, и сердце мое
видело много мудрости и знания.
И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и
глупость: узнал, что и это - томление духа;
потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания,
умножает скорбь.

...

Фильм Большой

Учась в институте, я видел фильм «Большой» с Томом Хэнксом.

Это был очень хороший и добрый фильм, мне понравился.

Но сейчас не о нём, а о другом.

Фильм «Большой» Валерия Тодоровского — о балеринах большого театра. О его школе, о великих талантах, о попытках достичь вершин, о личной жизни — а значит,  по большому счёту — и о нас всех, о нашей жизни, как таковой.

Фильм очень талантливый и наполнен жизнью и добротой. Всем рекомендую к просмотру.

Удивительное дело — к  творчеству Петра Тодоровского я как-то равнодушен, а вот его сын — просто талантище. Спасибо ему большое.

Если кому-то сложно найти этот фильм — то вот


Поздравляю всех учеников и учителей с новым учебным годом!


По нашей старой традиции это праздник, и ученики дарят любимым учителям цветы) В наше время учителей уважали и любили. Понимаю, что иногда и не всех, но обязательно в каждой школе и в каждом классе были любимые учителя!)


Естественно, сейчас я уже не иду в школу, а предаюсь воспоминаниям, как всё это было в наше время. И мысленно перенесусь в год.. ну например, в 1976. Почему именно он? Ну, просто в памяти всплыл незабываемый «школьный вальс» из к.ф. «Розыгрыш». 


Наше время было такое, что никто не думал о зарабатывании денег, а на первое место всегда ставились нравственные проблемы. Как и в этом фильме. В то время это было самым естественным и разумным. Социализм обеспечивал всех самым необходимым, потребность в деньгах была минимальной. В принципе, любая работа давала возможность вполне достойно жить, и не заморачиваться по поводу денег. Все самые необходимые потребности были бесплатны — образование, медицина, огромное разнообразие детского досуга (так называемые кружкИ и секции, поездки в детские лагеря и дома отдыха по путёвкам и т.п., участие в олимпиадах и развитие коллективного творчества).


 Интересно, что бы сказали сегодня родители, когда учитель поставил плохую оценку не за знания, а за нравственность и недопустимое моральное поведение? Конечно, понеслись бы скандалить в школу за родное чадо..


Читать дальше...Свернуть )

Праздник

Всех причастных - с 256-м днём календаря!)
Вот смотрю я на это и думаю:
- а в чём собственно сыр-бор?

Кому-то не нравится, как парни ведут себя на интервью. Типа "им есть чего скрывать" - значит виновны!
Это типо уже доказательство вины. О как!

Если что-то скрывают, значит - что-то скрывают. Иногда белое - это просто белое. Увы. но законы логики неумолимы. От этого следствие не продвигается ни на миллиметр.

Многие комментаторы даже пошли дальше - "МИ-6 отработала на твёрдую пятёрку. Многих зайцев одним выстрелом." (https://oper.ru/news/read.php?t=1051621000#comments)

О чём речь? Кто-то что-то доказал? или я чего-то не понимаю?
Что там отработала хвалёная МИ-6 - по моему так наоборот на два с минусом - подставила непричастных кого-то, и совершенно необоснованно.

Дикость прогнившего запада во всей красе..

Особенно доставляет Тереза Мэй с её "Ану-ка быстро, Россия. объясни ка мне, что у нас в Солсбери.."
Ей выжившей из ума невдомёк, что доказательство вины всегда на обвиняющем.

Увы. Но это вообще не в России проблема.

В середине 20 века автомобильный мир охватила газотурбинная лихорадка: на машины пытались ставить двигатели на манер авиационных. В Советском Союзе стремились сделать это лучше всех. (https://auto.mail.ru/article/69518-s_dvizhkom_ot_samoleta_beshenye_mashiny_sssr/)

Туристы прилипли к окнам автобуса. Они не могли поверить, что на добротном немецком шоссе колесный транспорт обгоняет... гусеничная машина. То был спешащий по учебной тревоге основной боевой танк Т-80 Группы советских войск в Германии. Вообще у этой армейской байки хватает вариантов. Дескать, спидометр в тот момент показывал 90 км/ч. А обходила автобус аж целая колонна странно свистящей движками бронетехники.





Оставим детали на совести рассказчиков-фантазеров. Факт в том, что в 1976 году СССР принял на вооружение первый в мире танк с газотурбинной силовой установкой. Т-80 прозвали «летающим» за великолепные скоростные качества, которые обеспечивал мощный (1000 л.с.), но при этом относительно компактный и легкий двигатель. Он почти моментально запускался даже в лютый мороз, работал тише и плавнее дизеля, потреблял любое топливо — от солярки до керосина — и не боялся перегрева. А для гражданской колесной техники сулил дополнительные преимущества вроде низкой токсичности, увеличенных ресурса и межсервисного интервала. Ведь трущихся и изнашивающихся деталей в газотурбинной установке минимум. Однако со временем об автомобилях с моторами «от самолета» забыли, да и «летающие» танки попали в немилость. Почему?

Автобус не для пассажиров

Активные попытки использовать авиационные технологии на наземной технике советские инженеры предпринимали уже на заре реактивной эры. Но более-менее серьезный оборот дело приняло только после войны — в 50-х. А в 1958 году (по другим данным — в 1959-м) на испытания выкатил суперавтобус «ТурбоНАМИ-053». Конструкторам было не чуждо чувство прекрасного, за основу взяли изящный междугородный ЗИЛ-127, из которого выкинули 180-сильный дизель ЯАЗ-206 со штатной коробкой передач. Взамен на машину поставили экспериментальный газотурбинный двигатель Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института.

На рисунке известного художника Александра Захарова хорошо видны характерные приметы газотурбинного автобуса «ТурбоНАМИ-053» – воздухозаборник на крыше и сопло выпуска ​

Устроен агрегат был довольно хитро и вместе с тем просто. Первая секция — так называемый генератор газа. Воздух засасывался приемной трубой на крыше автобуса (чтобы глотать поменьше губительной для турбин пыли), поступал в центробежный компрессор внутри двигателя и далее под давлением в кольцевую камеру сгорания. Сюда форсунки подавали топливо, рабочая смесь воспламенялась, образуя газовый поток температурой 850 градусов. Раскаленные газы устремлялись на турбину привода компрессора (они закреплены на одном валу), и цикл повторялся по новой.

Вал компрессора обеспечивал работу всех вспомогательных агрегатов — от масляного и топливного насосов до вентилятора и насоса гидроусилителя. А вот за привод колес автобуса отвечала вторая секция — тяговая турбина, механически с первой не связанная. Вращал ее тот самый газовый поток, отдавший часть энергии компрессору (на реактивных самолетах эта струя вылетает наружу через сопло). Да так активно, что частота достигала 17 тысяч оборотов в минуту! Поэтому после тяговой турбины стоял понижающий редуктор.

Схему 350-сильного газотурбинного двигателя НАМИ опубликовал журнал «За рулем» в № 4 за 1960 год. Затем автобус отправился на второй цикл испытаний. Как говорят, с дефорсированным вдвое мотором

Газотурбинный двигатель оказался в два раза легче дизеля, компактнее и при этом почти вдвое мощнее — 350 л.с. Разработчики «ТурбоНАМИ-053» А. Душкевич и М. Коссов в 1960-м докладывали со страниц журнала «За рулем», что на испытаниях суперавтобус развивал запредельные по тем временам 160 км/ч. А в теории мог разогнаться до 200! Разумеется, возить пассажиров с такой скоростью не планировали, да и ходовая часть не справлялась — машина выходила из-под контроля. Кузов вагонной компоновки для лаборатории на колесах выбрали из-за удобства размещения исследовательского оборудования и контрольных приборов. Но сам факт, как говорится, внушает.

Газотурбинная установка отличалась близкой к идеальной характеристикой крутящего момента и хорошей эластичностью, поэтому в специально разработанной на ЗИЛе коробке передач было всего две ступени. Переключались они пневмоприводом при повороте небольшой рукоятки на передней панели, а водитель управлял машиной, словно на ней автомат стоял, — двумя педалями: газом и тормозом. Сцепления, равно как нейтральной ступени, в трансмиссии не было.





На испытаниях «ТурбоНАМИ-053» намотал больше 15 тысяч километров со средней скоростью 80-100 км/ч. Поломки случались, но в целом газотурбинный агрегат оказался выносливым, хотя инженеры насиловали его жестко. В жару температуру в моторном отсеке доводили до 65 градусов; в бак заливали все подряд — керосин, солярку, бензин; на морозе в минус 26 сразу после старта заставляли раскручиваться до предельных оборотов. К слову, запуск двигателя в холода занимал всего 30 секунд.

И все же «ТурбоНАМИ-053» остался в единственном экземпляре, пусть неоднократно перестроенном в угоду тестовым задачам. Потому что многочисленные достоинства жирно перечеркнул один главный недостаток — непомерный расход топлива. Он был так велик, что разработчики из НАМИ со страниц «За рулем» постеснялись назвать конкретные цифры.

Буратино из Кременчуга

И все же тему газотурбинных двигателей не забросили — уж слишком серьезной виделась выгода для большегрузного транспорта. В 1970 году надежды воплотились в документ: в СССР утвердили план внедрения таких силовых установок на серийные модели, подключив к программе основные «грузовые» автозаводы страны и производителей комплектующих. К тому моменту на ГАЗе родилось целое семейство газотурбинных двигателей под названием ГАЗ-99. Технологический прорыв, казалось, близок.



Далее в эксперименты ввязался КрАЗ — в качестве агрегатоносителя выступила свежая на тот момент модель 260. Вот только горьковская силовая установка оказалась настолько громоздкой, что не влезла под штатный капот! Пришлось удлинять оперение, из-за чего опытный КрАЗ-Э260Е 1974 года стал похож на Буратино. А еще вылезла ожидаемая проблема с трансмиссией. Выходной вал тяговой турбины разгонялся до 35 тысяч оборотов, поэтому специальную коробку пришлось заказывать в Венгрии.

Братья по соцлагерю подвели — агрегат постоянно ломался, чем вызывал гнев заводчан. А в остальном дело вроде бы шло неплохо. Газотурбинный двигатель развивал 350 л.с., весил вдвое меньше дизеля, при этом на номинальном режиме потреблял на 20% меньше топлива. В 1976-м на испытания выехал КрАЗ-2Э260Е с модифицированной силовой установкой. Ее габариты удалось сократить, поэтому от обычного грузовика экспериментальный отличался лишь толстыми выпускными трубами за кабиной — видимо, таким образом пытались уберечь окружающих от выжигающих отработавших газов. Мощность выросла до 360 сил, расход упал еще сильнее.




Вот только с постоянной скоростью и нагрузкой автомобиль не ездит, дорожные условия меняются, а газотурбинному агрегату это очень не нравится. На разгонах, торможениях, прочих переходных режимах он начинает не потреблять — пожирать топливо. Побороть эту особенность кременчугские инженеры так и не смогли — работы по проекту свернули. Хотя, например, на кафедре двигателей Московского государственного технического университета МАМИ стенд с газотурбинными КрАЗами и в начале 2000-х сообщал о перспективах «авиационных» силовых установок в народном хозяйстве.

Резвые «Пионеры»

Удачнее сложилась судьба советских гоночных газотурбинных автомобилей. Причем спорткары развивались отчасти быстрее гражданских моделей. Уже в 1960 году И. Тихомиров переоборудовал в Московском городском автомотоклубе рекордный «Харьков-Л1», заменив поршневой мотор на пару турбин, «добытых» на оборонном заводе. Причем они вращали только колеса, как и полагалось международными техническими требованиями. Чтобы исключить даже частичное использование реактивной тяги, выпускные патрубки вывели перпендикулярно бортам.

«Пионер-2М» сохранился до наших дней. Машина выставлена в Рижском мотормузее

Так на свет появился «Пионер-1». При массе автомобиля 485 кг газотурбинные двигатели суммарно развивали 100 л.с. (при 50 000 об/мин!). Замер предельной скорости, по воспоминаниям современников, показал 251 км/ч. Неплохой результат, видимо, ободрил конструктора, и Тихомиров взялся за модернизацию машины.

«Пионер-2» потяжелел на 10 кг, однако при этом заметно прибавил в мощности — отдача силовой установки выросла до 135 л.с. Неудивительно, что диковинный гоночный аппарат сходу преодолел рубеж 300 км/ч. В то время ни один советский автомобиль не ездил так быстро. А следом появился еще более мощный 160-сильный «Пионер-2М».

«ХАДИ-7» было тесно на трассах Советского Союза, зато рекордной машине нашлось место на почтовой марке
На испытаниях вездехода-амфибии ЗИЛ-132П авиационный турбореактивный двигатель использовали для резкого повышения тяги при выходе из воды на сушу. В серию такое решение, разумеется, не пошло

В 1963 году Тихомиров за рулем «Пионера» установил на высохшем озере Баскунчак рекорд средней скорости на отрезке один километр со стартом с ходу — 311,4 км/ч, что в тот момент перекрывало лучшее мировое достижение. А всего с 1961 по 1972 год резвый «Пионер» побил аж 13 скоростных рекордов.

В 1965-м эстафету принял Харьковский автодорожный институт. В. Никитин установил на «Харьков-7» двухвальный газотурбинный двигатель ГТД-350 от вертолета Ми-2 мощностью 400 л.с. при 45 000 об/мин. Переименованная в ХАДИ-7 машина массой порядка 840 кг в теории развивала до 400 км/ч (!). Но трагедия заключалась в том, что в СССР не нашлось подходящей трассы, чтобы полностью раскрыть потенциал болида. Тем не менее, ХАДИ-7 отметился в истории четырьмя всесоюзными рекордами скорости.

Зато мы делаем ракеты

На газотурбинные машины имели виды и военные. О бронетехнике сейчас не будем — это отдельная история. А вот с колесными шасси активно и довольно долго экспериментировали и в Брянске, и в Москве, и в Минске... В итоге после серии экспериментов на МАЗе в 1985 году родился царь-тягач модели 7907: настоящий исполин длиной без малого 30 метров с движком от того самого «летающего» танка Т-80 и всеми ведущими колесами в количестве... 24!





Уникальную машину с экзотической электротрансмиссией (газотурбинный агрегат крутил генератор, а тот вырабатывал ток для индивидуальных электромоторов каждого из колес) прочили в транспортеры межконтинентальных баллистических ракет «Целина-2». Два опытных экземпляра в режиме строжайшей секретности вышли на испытания на полигоны и в действующую армию. Результаты оказались спорными, и проект в ожидании развязки развалился вместе с Советским Союзом.

Дембельским аккордом для МАЗ-7907 стала гражданская миссия: в 1996 году одно из опытных шасси перевезло 88-тонный теплоход с реки Березины на озеро Нарочь. Машина прошла 250 км, а на обратном пути испустила дух — отказала электротрансмиссия. Похоже, уже навсегда.

Юрий Урюков
Заместитель главного редактора Авто Mail.Ru

Следователь по особо важным делам СК при Генеральной прокуратуре России Владимир Соловьёв, который с 1993 года занимался Уголовным делом по расследованию убийства Николая II и его семьи, 6 июня 2009 года дал интервью, в котором аргументирует непричастность Ленина к расстрелу Царской Семьи. Развенчивая миф о том, что в то время большинство в России было убежденными монархистами и лишь «беспощадная шайка большевиков-ленинцев» стремилась к убийству царя, он констатировал: «Монархистов в России тогда, пожалуй, было гораздо меньше, чем теперь. Все демократы! Колчак — демократ, Краснов — демократ, Деникин — тоже. Поэтому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже Церковь»

Краткое содержание:
- "Ленин для уральских большевиков не был авторитетом" по разным причинам
- одна из них - Брестский мир, в этом они солидаризировались с эсерами из Уральского Совета
- убийство Мирбаха как провокация, Кронштадский мятеж
- позиция УралСовета относительно семьи Романовых
- позиция февралистов относительно её же
- расстрел был своего рода провокацией против Ленина и той линии, которую он проводил
- расстрел был совершен не только не по его инициативе, но и без его согласия
-
Ленин был за открытый суд над Николаем II
- вариант с Англией. Что сама Англия по этому варианту
- с другими странами
- позиция Церкви по самодержавию
- отношение народа к Николаю II
- почемуТобольск?
- трудности переезда
- настроение охраны. Снятие погон с Николая II
- слухи о побеге
- два Соловьёвых - загадочный и странный зять Распутина Борис и следователь Николай
- конфликты "охран", получающих из разных центров противоречащие приказы
- действия Екатеринбурга по упреждению суда в Москве над супругами Романовыми
- действия Центра по доставке Романовых в Москву. Яковлев (Мячин)
- отряд Яковлева против екатеринбургских отрядов Авдеева, Бусяцкого и Заславского. Готовность Уралсовета уничтожить отряд Яковлева вместе с Романовыми.
- опасения Николая II, что его везут, чтобы получить подпись под Брестским договором
- "приняв решение о расстреле царской семьи и осуществив его, руководители Уралсовета поставили Кремль перед фактом"
- "Абсолютно точно можно сказать, что к 16 июля 1918 года, то есть накануне расстрела, в Москве всё ещё готовится суд над Николаем II. Есть документы."
- "за живых членов царской семьи можно было кое-что выторговать у «мировой буржуазии»"
- телеграмма Зиновьева Ленину и Свердлову
- другие доказательства непричастности Центра к расстрелу семьи Романовых
* * *

Читать дальше...Свернуть )

Pink Floyd - Comfortably Numb

Наверное, всем известна эта давняя, замечательная композиция (оригинал приводить тут не буду, лучше бы его слушать на качественной записи, с хорошим звуком). Казалось бы - сделано с высочайшим мастерством - и точка?
Но - нет. Проходит время, меняются поколения.

И вот уже сейчас новые талантливые исполнительницы продолжают штурмовать эту старую вершину музыкального Олимпа:







Все версии, конечно, очень и очень интересные!)

А в этой версии меня поразила гитара - какой классный тембр и звук!
Ну и исполнение, конечно, на высоком уровне:



Интересно, а что бы вам понравилось больше?

Метки:

Безусловно талантливая девочка с красивейшим голосом и артистизмом



Но откуда она взяла этот вариант песни?
А вот откуда, по-моему:



И не просто перепела, а внесла свою индивидуальность. Браво, Лавалина!

Подвиг Девятаева

Oleg A. Chagin
https://www.facebook.com/oleg.chagin/posts/2498264513524366
Героический побег из немецкого плена советского летчика Михаила Девятаева предопределил уничтожение ракетной программы Рейха и изменил ход всей Второй мировой войны

Обычный советский летчик Михаил Девятаев совершил невероятное и стал, по сути, одним из факторов победы в Великой Отечественной Войне. Находясь в плену, он угнал секретный фашистский бомбардировщик вместе с системой управления от первой в мире баллистической ракеты Фау–2, а также ценной информацией о первой в мире крылатой ракете большой дальности Фау–1, которые впоследствии стали прототипами советских (впрочем, как и американских) ракетных систем нового поколения.
Крылатая ракета Фау–1 стала большой проблемой для Англии, а впоследствии должна была переломить ход войны на восточном фронте. Ракеты запускались немецкими истребителями с воздуха и эффективно уничтожали объекты на земле. Благодаря военной разведке, в СССР о немецких планах знали и относились более чем серьезно. 15 июля 1944 года начальник Центрального штаба Войск ПВО генерал–лейтенант Нагорный направил командующему Ленинградской армии ПВО директиву с информацией о подготовке немецкого командования «к обстрелу города Ленинграда снарядами–планерами (самолетами–снарядами) со стороны Финляндии и Прибалтики... Не исключена также возможность применения буксируемых бомб–планеров, управляемых с самолета по радио».

А первая в мире баллистическая ракета «Фау–2» сыграла немаловажную роль в нагнетании страха среди английского населения и стала первым в истории искусственным объектом, совершившим суборбитальный космический полёт. На ее основе немцами разрабатывался проект двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты A–9/A–10 с дальностью полёта 5000 км, которую предполагалось использовать для поражения крупных объектов и устрашения населения на территории США и СССР.

Но советский летчик Михаил Девятаев оказался способен помешать этим планам сбыться. Исход Второй мировой войны, возможно, был бы другим, если бы не его героический поступок. Михаил попал в плен и оказался среди тех немногих, кто выдержал нечеловеческие условия фашистского концлагеря. 8 февраля 1945 года он вместе с девятью другими советскими пленными угнал бомбардировщик Хейнкель–111 с системой радиоуправления и целеуказания от секретной ракеты большой дальности Фау–2 на борту. Это была первая баллистическая ракета в мире, которая была способна с вероятностью, близкой к 100%, достигать цели на расстоянии до 400 км. Первой целью был намечен Лондон.

В Балтийском море на линии к северу от Берлина есть островок Узедом, на западной оконечности которого располагалась секретная база Пенемюнде. Ее называли "заповедником Геринга". Тут испытывались новейшие самолеты и тут же располагался секретный ракетный центр. С десяти стартовых площадок, расположенных вдоль побережья, ночами запускались в небо "Фау–2". Этим оружием фашисты надеялись дотянуться аж до Нью–Йорка. Но весной 45–го им важно было «достать» более близкую точку — Лондон. Однако серийная "Фау–1" пролетала всего лишь 325–400 километров. С потерей стартовой базы на западе крылатую ракету стали запускать с Пенемюнде. Отсюда до Лондона более тысячи километров. Ракету поднимали на самолете и запускали уже над морем. Авиационное подразделение, осуществлявшее испытания новейшей техники, возглавлял ас Карл Хайнц Грауденц. За его плечами было много военных заслуг, отмеченных гитлеровскими наградами. Десятки "Хейнкелей", "Юнкерсов", "Мессершмиттов" сверхсекретного подразделения участвовали в лихорадочной работе на Пенемюнде. В испытаниях участвовал сам Грауденц. Он летал на "Хейнкеле–111", имевшем вензель "Г. А." — "Густав Антон". База тщательно охранялась истребителями и зенитками ПВО, а также службой СС.

8 февраля 1945 года был обычным, напряженным днем. Обер–лейтенант Грауденц, наскоро пообедав в столовой, приводил в порядок в своем кабинете полетные документы. Внезапно зазвонил телефон: Кто это у тебя взлетел, как ворона? — услышал Грауденц грубоватый голос начальника ПВО. — У меня никто не взлетал... — Не взлетал... Я сам видел в бинокль — взлетел кое–как "Густав Антон". — Заведите себе другой бинокль, посильнее, — вспылил Грауденц. — Мой "Густав Антон" стоит с зачехленными моторами. Взлететь на нем могу только я. Может быть, самолеты у нас летают уже без пилотов? — Вы поглядите–ка лучше, на месте ли "Густав Антон"...

Обер–лейтенант Грауденц прыгнул в автомобиль и через две минуты был на стоянке своего самолета. Чехлы от моторов и тележка с аккумуляторами — это все, что увидел оцепеневший ас. "Поднять истребители! Поднять все, что можно! Догнать и сбить!"... Через час самолеты вернулись ни с чем.

Дрожа от страха, Грауденц пошел к телефону доложить в Берлин о случившемся. Геринг, узнав о ЧП на секретнейшей базе, топал ногами — "виновных повесить!". 13 февраля Геринг и Борман прилетели на Пенемюнде... Голова Карла Хайнца Грауденца уцелела. Возможно, вспомнили о прежних заслугах аса, но, скорее всего, ярость Геринга была смягчена спасительной ложью: "Самолет догнали над морем и сбили". Кто угнал самолет? Первое, что приходило на ум Грауденцу, "том–ми"... Англичан беспокоила база, с которой летали "Фау". Наверное, их агент. Но в капонире — земляном укрытии для самолетов, близ которого находился угнанный "Хейнкель", нашли убитым охранника группы военнопленных. Они в тот день засыпали воронки от бомб. Срочное построение в лагере сразу же показало: десяти узников не хватает. Все они были русскими. А через день служба СС доложила: один из бежавших вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик Михаил Девятаев.

Михаил приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования, передал самолет с секретным оборудованием, доложил обо всем увиденном в немецком плену и, таким образом, предопределил судьбу секретной ракетной программы Рейха. До 2001 года Михаил Петрович не имел права рассказать даже о том, что к званию Героя Советского Союза его представил сам конструктор советских ракет Королев. И что его побег с ракетной базы Пенемюнде 8 февраля 1945 г. позволил советскому командованию узнать точные координаты стартовых площадок ФАУ–2 и разбомбить не только их, но и подземные цеха по производству «грязной» урановой бомбы. Это была последняя надежда Гитлера на продолжение Второй мировой войны до полного уничтожения всей цивилизации. Летчик рассказал: «Аэропорт на острове был ложный. На нём выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я прилетел и рассказал об этом генерал–лейтенанту 61–й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нём было около 3,5 тыс. немцев и 13 установок «Фау–1» и «Фау–2».

Главное же в этой истории не сам факт, что с особо охраняемой секретной базы фашистов изможденные советские военнопленные из концлагеря угнали военный самолет и достигли «своих», чтобы спастись самим и доложить все, что удалось увидеть у врага. Главным был факт, что угнанный самолет Не–111 был… пультом управления ракетой ФАУ–2 – разработанной в Германии первой в мире баллистической ракеты дальнего радиуса действия. Михаил Петрович в своей книге «Побег из ада» публикует воспоминания очевидца побега Курта Шанпа, который в тот день был одним из часовых на базе Пенемюнде: «Был подготовлен последний пробный старт V–2 («Фау–2»)… В это время совсем неожиданно с западного аэродрома поднялся какой–то самолёт… Когда он оказался уже над морем, с рампы поднялся ракетный снаряд V–2. …в самолёте, который был предоставлен в распоряжение доктора Штейнгофа, бежали русские военнопленные».

Девятаев потом рассказал: «На самолете был радиоприёмник, чтобы задавать курс ракете «Фау–2». Самолёт летел сверху и по радиосвязи направлял ракету. У нас тогда ничего подобного не было. Я, пытаясь взлететь, случайно нажал кнопку старта ракеты. Потому она и полетела в море».

С Михаилом Петровичем был знаком лично. Учился с его внучкой Ирой в одном классе.
Отлично помню этого человека с очень колючим взглядом и стальным голосом.

Фото Oleg A. Chagin.

[reposted post] Современники о Ленине

Бердяев, русский философ:
«…Ленин сделан из одного куска, он монолитен. Роль Ленина есть замечательная демонстрация личности в исторических событиях. Ленин потому мог стать вождём революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нём черты русского интеллигента сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство.
…И он остановил хаотичный распад России, остановил деспотическим, тираническим путём. В этом есть черта сходства с Петром…
…Ленин мог начертать план организации коммунистического государства и осуществить его. Как это парадоксально ни звучит, но большевизм есть третье явление русской великодержавности, русского империализма…».

Лион ФЕЙХТВАНГЕР, выдающийся немецкий писатель и драматург:
Ленинское определение свободы прекрасно демонстрирует разницу между подлинным и ложным гуманизмом, между «гуманизмом» и гуманизмом. «Гуманист» видит свободу в позволении публично бранить правительство. Ленинский подлинный гуманист считает, что свободен тот, кто свободен от страха перед безработицей и голодной старостью, кто свободен от страха за судьбу своих детей...

Великий князь Александр Михайлович Романов:
«На страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи».

Неру Д., премьер-министр Индии:
Прошло немного лет после его смерти, а Ленин уже стал неотъемлемой частью не только его родной России, но и всего мира. И по мере того, как идет время, величие его растет, он теперь один из тех немногих мировых деятелей, чья слава бессмертна. … Ленин продолжает жить, причем не в памятниках и портретах, а в своих колоссальных свершениях и в сердцах сотен миллионов рабочих, которых вдохновляет его пример, вселяя надежду на лучшее будущее.

И. М. Губкин, русский учёный-геолог, основатель советской нефтяной геологии:
"История человечества не знает другого примера, чтобы великий гений, вождь миллионных масс трудящихся, зачинатель новой эры в жизни человечества, был в то же время простым, милым, доступным и близким человеком.
…Обаяние личности Владимира Ильича не поддается никакому описанию: бледны наши слова и убог наш язык, чтобы изобразить его в соответствии с действительностью. Каждый, кто имел с ним хотя бы самое маленькое, мимолетное соприкосновение, уносил с собою самое светлое воспоминание о нем, как о родном, близком человеке."

Алексей Максимович Горький, писатель:
"…Его частная жизнь такова, что в религиозное время из него сотворили бы святого».

Устрялов, русский политический деятель и публицист, видный деятель партии кадетов (с 1917), один из идеологов сменовеховства:
"Он был, несомненно, русским с головы до ног.
Пройдут годы, сменится нынешнее поколение, и затихнут горькие обиды, страшные личные удары, которые наносил этот фатальный, в ореоле крови над Россией взошедший человек, миллионам страдающих и чувствующих русских людей. И умрет личная злоба, и "наступит история". И тогда уже все навсегда и окончательно поймут, что Ленин - наш, что Ленин - подлинный сын России, ее национальный герой - рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пушкиным и Толстым".

Альберт Эйнштейн — ученый-физик:
«Я уважаю в Ленине человека, который с полным самоотвержением отдал все свои силы осуществлению социальной справедливости... Люди, подобные ему, являются хранителями и обновителями совести человечества».

А. Керр, лорд Инверчепел:
"Ленин в сотрудничестве со своими помощниками предпринял самый грандиозный социальный эксперимент, который был сделан за две тысячи лет. В течение двух тысяч лет все подобные попытки кончались неудачей, но Ленин приступил к делу по-новому и основательно. Как человек действия, он всемирно-историческая величина.
Враги обвиняют его в жестокости. Это—заблуждение. Он был основательным и последовательным осуществителем грандиозной нравственной идеи. Этот покойник будет каждый раз воскресать. В сотне форм. Пока из хаоса нашей земли не восстанет справедливость."

Владимир Николаевич Ипатьев (1867–1952), царский генерал, ученый–химик:
«Можно было совершенно не соглашаться с многими идеями большевиков, можно считать их лозунги за утопию, но надо быть беспристрастным и признать, что переход власти в руки пролетариата в октябре 1917 года, проведенный Лениным, обусловил собою спасение страны, избавив ее от анархии и сохранив в то время в живых интеллигенцию и материальные богатства страны. Мне часто приходилось, как в России, так и за границей, высказывать свои убеждения, что я в 1917–1919 годах остался в живых только благодаря большевикам....»

Бертран Рассел, английский математик, философ, и общественный деятель.
"... Наш век войдет в историю веком Ленина и Эйнштейна, которым удалось завершить огромную работу синтеза, одному - в области мысли, другому - в действии. Ленин казался мировой буржуазии разрушителем, но не разрушение сделало его известным. Разрушить могли бы и другие, но я сомневаюсь, нашелся ли бы хотя еще один человек, который смог бы построить так хорошо заново. У него был стройный творческий ум. Он был философом, творцом системы в области практики...
Государственные деятели масштаба Ленина появляются в мире не больше, чем раз в столетие, и вряд ли многие из нас доживут до того, чтобы видеть равного ему..."

Сухомлинов, русский генерал от кавалерии, военный министр:
"Другой залог для будущего России я вижу в том, что в ней у власти стоит самонадеянное, твёрдое и руководимое великим политическим идеалом правительство. Этот политический идеал не может быть моим. Люди, окружающие Ленина, — не мои друзья, они не олицетворяют собою мой идеал национальных героев. Но я уже не могу их больше назвать «разбойниками и грабителями» после того, как выяснилось, что они подняли лишь брошенное: престол и власть. Их мировоззрение для меня неприемлемо. И всё же медленно и неуверенно пробуждается во мне надежда, что они приведут русский народ — быть может, помимо их воли — по правильному пути к верной цели и новой мощи. ... Верить в это я ещё не могу, но тем сильнее того желать ... в виду бесчисленных ужасных жертв, которых потребовало разрушение старого строя. Что мои надежды являются не совсем утопией, доказывает, что такие мои достойные бывшие сотрудники и сослуживцы, как генералы Брусилов, Балтийский и Добровольский свои силы отдали новому правительству в Москве; нет никакого сомнения, что они это сделали, конечно, убедившись в том, что Россия и при новом режиме находится на правильном пути к полному возрождению."

Бернард Шоу, английский драматург:
"Если будущее будет таким, каким его предвидел Ленин, тогда мы все можем улыбаться и смотреть в будущее без страха. Однако если эксперимент его будет сорван и кончится неудачей, если мир будет упорствовать в сохранении капиталистического развития, тогда я должен с большой грустью проститься с вами, мои друзья ...."
Кир Булычёв - "Можно попросить Нину?"

– Можно попросить Нину? – сказал я.
– Это я, Нина.
– Да? Почему у тебя такой странный голос?
– Странный голос?
– Не твой. Тонкий. Ты огорчена чем-нибудь?
– Не знаю.
– Может быть, мне не стоило звонить?
– А кто говорит?
– С каких пор ты перестала меня узнавать?
– Кого узнавать?
Голос был моложе Нины лет на двадцать. А на самом деле Нинин голос
лишь лет на пять моложе хозяйки. Если человека не знаешь, по голосу его
возраст угадать трудно. Голоса часто старятся раньше владельцев. Или долго
остаются молодыми.


– Ну ладно, – сказал я. – Послушай, я звоню тебе почти по делу.
– Наверно, вы все-таки ошиблись номером, – сказала Нина. – Я вас не
знаю.
– Это я, Вадим, Вадик, Вадим Николаевич! Что с тобой?
– Ну вот! – Нина вздохнула, будто ей жаль было прекращать разговор. -
Я не знаю никакого Вадика и Вадима Николаевича.
– Простите, – сказал я и повесил трубку.
Я не сразу набрал номер снова. Конечно, я просто не туда попал. Мои
пальцы не хотели звонить Нине. И набрали не тот номер. А почему они не
хотели?
Я отыскал в столе пачку кубинских сигарет. Крепких как сигары. Их,
наверное, делают из обрезков сигар. Какое у меня может быть дело к Нине?
Или почти дело? Никакого. Просто хотелось узнать, дома ли она. А если ее
нет дома, это ничего не меняет. Она может быть, например, у мамы. Или в
театре, потому что на тысячу лет не была в театре.
Я позвонил Нине.
– Нина? – сказал я.
– Нет, Вадим Николаевич, – ответила Нина. - Вы опять ошиблись. Вы
какой номер набираете?
– 149-40-89.
– А у меня Арбат – один – тридцать два – пять три.
– Конечно, – сказал я. – Арбат – это четыре?
– Арбат – это Г.
– Ничего общего, – сказал я. – Извините, Нина.
– Пожалуйста, – сказала Нина. – Я все равно не занята.
– Постараюсь к вам больше не попадать, - сказал я. - Где-то
заклиналось. вот и попадаю к вам. Очень плохо телефон работает.
– Да, – согласилась Нина.
Я повесил трубку.
Надо подождать. Или набрать сотню. Время. Что-то замкнется в
перепутавшихся линиях на станции. И я дозвонюсь. "Двадцать два часа
ровно", – сказала женщина по телефону "сто". Я вдруг подумал, что если ее
голос записали давно, десять лет назад, то она набирает номер "сто", когда
ей скучно, когда она одна дома, и слушает свой голос, свой молодой голос.
А может быть, она умерла. И тогда ее сын или человек, который ее любил,
набирает сотню и слушает ее голос.
Я позвонил Нине.
– Я вас слушаю, – сказала Нина молодым голосом. – Это опять вы, Вадим
Николаевич?
– Да, – сказал я. – Видно, наши телефоны соединились намертво. Вы
только не сердитесь, не думайте что я шучу. Я очень тщательно набирал
номер, который мне нужен.
– Конечно, конечно, – быстро сказала Нина. - Я ни на минутку не
подумала. А вы очень спешите, Вадим Николаевич?
– Нет, – сказал я.
– У вас важное дело к Нине?
– Нет, я просто хотел узнать, дома ли она.
– Соскучились?
– Как вам сказать…
– Я понимаю, ревнуете, – сказала Нина.
– Вы смешной человек, – сказал я. – Сколько вам лет, Нина?
– Тринадцать. А вам?
– Больше сорока. Между нами толстенная стена из кирпичей.
– И каждый кирпич – это месяц, правда?
– Даже один день может быть кирпичом.
– Да, – вздохнула Нина, – тогда это очень толстая стена. А о чем вы
думаете сейчас?
– Трудно ответить. В данную минуту ни о чем. Я же разговариваю с
вами.
– А если бы вам было тринадцать лет или даже пятнадцать, мы могли бы
познакомиться, – сказала Нина. – Это было бы очень смешно. Я бы сказала:
приезжайте завтра вечером к памятнику Пушкину. Я вас буду ждать в семь
часов ровно. И мы бы друг друга не узнали. Вы где встречаетесь с Ниной?
– Как когда.
– И у Пушкина?
– Не совсем. Мы как-то встречались у "России".
– Где?
– У кинотеатра "Россия".
– Не знаю.
– Ну, на Пушкинской.
– Все равно почему-то не знаю. Вы, наверное, шутите. Я хорошо знаю
Пушкинскую площадь.
– Неважно, – сказал я.
– Почему?
– Это давно было.
– Когда?
Девочке не хотелось вешать трубку. почему-то она упорно продолжала
разговор.
– Вы одна дома? – спросил я.
– Да. Мама в вечернюю смену. Она медсестра в госпитале. Она на ночь
останется. Она могла бы прийти и сегодня, но забыла дома пропуск.
– Ага, – сказал я. – Ладно, ложись спать, девочка. Завтра в школу.
– Вы со мной заговорили как с ребенком.
– Нет, что ты, говорю с тобой, как со взрослой.
– Спасибо. Только сами, если хотите, ложитесь спать с семи часов. До
свидания. И больше не звоните своей Нине. А то опять ко мне попадете. И
разбудите меня, маленькую девочку.
Я повесил трубку. Потом включил телевизор и узнал о том, что луноход
прошел за смену 337 метров. Луноход занимался делом, а я бездельничал. В
последний раз я решил позвонить Нине уже часов в одиннадцать, целый час
занимал себя пустяками. И решил, что, если опять попаду на девочку, повешу
трубку сразу.
– Я так и знала, что вы еще раз позвоните, – сказала Нина, подойдя к
телефону. – Только не вешайте трубку. Мне, честное слово, очень скучно. И
читать нечего. И спать еще рано.
– Ладно, – сказал я. – Давайте разговаривать. А почему вы так поздно
не спите?
– Сейчас только восемь, – сказала Нина.
– У вас часы отстают, – сказал я. – Уже двенадцатый час.
Нина засмеялась. Смех у нее был хороший, мягкий.
– Вам так хочется от меня отделаться, что просто ужас, – сказала она.
- Сейчас октябрь, и потому стемнело. И вам кажется, что уже ночь.
– Теперь ваша очередь шутить? – спросил я.
– Нет, я не шучу. У вас не только часы врут, но и календарь врет.
– Почему врет?
– А вы сейчас мне скажете, что у вас вовсе не октябрь, а февраль.
– Нет, декабрь, – сказал я. И почему-то, будто сам себе не поверил,
посмотрел на газету, лежавшую рядом, на диване. "Двадцать третье декабря"
- было написано под заголовком.
Мы помолчали немного, я надеялся, что она сейчас скажет "до
свидания". Но она вдруг спросила:
– А вы ужинали?
– Не помню, – сказал я искренне.
– Значит, не голодный.
– Нет, не голодный.
– А я голодная.
– А что, дома есть нечего?
– Нечего! – сказала Нина. – Хоть шаром покати. Смешно, да?
– Даже не знаю, как вам помочь, – сказал я. – И денег нет?
– Есть, но совсем немножко. И все уже закрыто. А потом, что купишь?
- Да, - согласился я. - Все закрыто. Хотите, я пошурую в
холодильнике, посмотрю, что там есть?
– У вас есть холодильник?
– Старый, – сказал я. – "Север". Знаете такой?
– Нет, – сказала Нина. – А если найдете, что потом?
– Потом? Я схвачу такси и подвезу вам. А вы спуститесь к подъезду и
возьмете.
– А вы далеко живете? Я – на Сивцевом Вражке. Дом 15/25.
– А я на Мосфильмовской. У Ленинских гор. За университетом.
– Опять не знаю. Только это неважно. Вы хорошо придумали, и спасибо
вам за это. А что у вас есть в холодильнике? Я просто так спрашиваю, не
думайте.
– Если бы я помнил, – сказал я. – Сейчас перенесу телефон на кухню, и
мы с вами посмотрим.
Я прошел на кухню, и провод тянулся за мной, как змея.
– Итак, – сказал я, – открываем холодильник.
– А вы можете телефон носить за собой? Никогда не слышала о таком.
– Конечно, могу. А ваш телефон где стоит?
– В коридоре. Он висит на стенке. И что у вас в холодильнике?
– Значит, так… что тут, в пакете? Это яйца, неинтересно.
– Яйца?
– Ага. Куриные. Вот, хотите, принесу курицу? Нет, она французская,
мороженая. Пока вы ее сварите, совсем проголодаетесь. И мама придет с
работы. Лучше мы вам возьмем колбасы. Или нет, нашел марокканские сардины,
шестьдесят копеек банка. И к ним есть полбанки майонеза. Вы слышите?
– Да, – сказала Нина совсем тихо. – Зачем вы так шутите? Я сначала
хотела засмеяться, а потом мне стало грустно.
– Это еще почему? В самом деле так проголодались?
– Нет, вы же знаете.
– Что я знаю?
– Знаете, – сказала Нина. Потом помолчала и добавила: – Ну и пусть!
Скажите, а у вас есть красная икра?
– Нет, – сказал я. – Зато есть филе палтуса.
– Не надо, хватит, – сказала Нина твердо. – Давайте отвлечемся. Я же
все поняла.
– Что поняла?
– Что вы тоже голодный. А что у вас из окна видно?
- Из окна? Дома, копировальная фабрика. Как раз сейчас,
полдвенадцатого, смена кончается. И много девушек выходит из проходной. И
еще виден "Мосфильм". И пожарная команда. И железная дорога. Вот по ней
сейчас идет электричка.
– И вы все видите?
– Электричка, правда, далеко идет. Только видна цепочка огоньков,
окон!
– Вот вы и врете!
– Нельзя так со старшими разговаривать, - сказал я. - Я не могу
врать. Я могу ошибаться. Так в чем же я ошибся?
– Вы ошиблись в том, что видите электричку. Ее нельзя увидеть.
– Что же она, невидимая, что ли?
– Нет, видимая, только окна светиться не могут. Да вы вообще из окна
не выглядывали.
– Почему? Я стою перед самым окном.
– А у вас в кухне свет горит?
– конечно, а так как же я в темноте в холодильник бы лазил? У меня в
нем перегорела лампочка.
– Вот, видите, я вас уже в третий раз поймала.
– Нина, милая, объясни мне, на чем ты меня поймала.
– Если вы смотрите в окно, то откинули затемнение. А если откинули
затемнение, то потушили свет. Правильно?
– Неправильно. Зачем же мне затемнение? Война, что ли?
– Ой-ой-ой! Как же можно так завираться? А что же, мир, что ли?
– Ну, я понимаю, Вьетнам, Ближний Восток… Я не об этом.
– И я не об этом… Постойте, а вы инвалид?
– К счастью, все у меня на месте.
– У вас бронь?
– Какая бронь?
– А почему вы тогда не на фронте?
– Вот тут я в первый раз только заподозрил неладное. Девочка меня
вроде бы разыгрывала. Но делала это так обыкновенно и серьезно, что чуть
было меня не испугала.
– На каком я должен быть фронте, Нина?
– На самом обыкновенном. Где все. Где папа. На фронте с немцами. Я
серьезно говорю, я не шучу. А то вы так странно разговариваете. Может
быть, вы не врете о курице и яйцах?
– Не вру, – сказал я. – И никакого фронта нет. Может быть, и в самом
деле мне подъехать к вам?
– Так и я в самом деле не шучу! - почти крикнула Нина. - П вы
перестаньте. Мне сначала было интересно и весело. А теперь стало как-то не
так. Вы меня простите. Как будто вы не притворяетесь, а говорите правду.
– Честное слово, девочка, я говорю правду, – сказал я.
– Мне даже страшно стало. У нас печка почти не греет. Дров мало. И
темно. Только коптилка. Сегодня электричества нет. И мне одной сидеть ой
как не хочется. Я все теплые вещи на себя накутала.
И тут же она резко и как-то сердито повторила вопрос:
– Вы почему не на фронте?
– На каком я могу быть фронте? - Уже и в само деле шутки зашли
куда-то не туда. – Какой может быть фронт в семьдесят втором году!
– Вы меня разыгрываете?
Голос опять сменял тон, был он недоверчив, выл он маленьким, три
вершка от пола. И невероятная, забытая картинка возникла перед глазами –
то, что было с мной, но много лет, тридцать или больше лет назад. когда
мне тоже было двенадцать лет. И в комнате стояла буржуйка. И я сижу не
диване, подобрав ноги. И горит свечка, или это было керосиновая лампа? И
курица кажется нереальной, сказочной птицей, которую едят только в
романах, хотя я тогда не думал о курице…
– Вы почему замолчали? – спросила Нина. – Вы лучше говорите.
– Нина, – сказал я. – Какой сейчас год?
– Сорок второй, – сказала Нина.
И я уже складывал в голове ломтики несообразностей в ее словах. Она
не знает кинотеатра "Россия". И телефон у нее только из шести номеров. И
затемнение…
– Ты не ошибаешься? – спросил я.
– Нет, – сказала Нина.
Она верила в то, что говорила. Может, голос обманул меня? Может, ей
не тринадцать лет? Может, она, сорокалетняя женщина, заболела еще тогда,
девочкой, и ей кажется, что она осталась там, где война?
– Послушайте, – сказал я спокойно. Не вешать же трубку. - Сегодня
двадцать третье декабря 1972 года. Война кончилась двадцать семь лет
назад. Вы это знаете?
– Нет, – сказала Нина.
– Вы знаете это. Сейчас двенадцатый час… Ну как вам объяснить?
– Ладно, – сказал Нина покорно. – Я тоже знаю, что вы не привезете
мен курицу. Мне надо было догадаться, что французских куриц не бывает.
– Почему?
– Во Франции немцы.
– Во Франции давным-давно нет никаких немцев. Только если туристы. Но
немецкие туристы бывают и у нас.
– Как так? Кто их пускает?
– А почему не пускать?
– Вы не вздумайте сказать, что фрицы нас победят! Вы, наверно, просто
вредитель или шпион?
– Нет, я работаю в СЭВе, Совете Экономической Взаимопомощи. Занимаюсь
венграми.
– Вот и опять врете! В Венгрии фашисты.
- Венгры давным-давно прогнали своих фашистов. Венгрия –
социалистическая республика.
– Ой, а я уж боялась, что вы и в самом деле вредитель. А вы все-таки
все выдумываете. Нет, не возражайте. Вы лучше расскажите мне, как будет
потом. Придумайте что хотите, только чтобы было хорошо. Пожалуйста. И
извините меня, что я так с вами грубо разговаривала. Я просто не поняла.
И я не стал больше спорить. Как объяснить это? Я опять представил
себе, как сижу в этом самом сорок втором году, как не хочется узнать,
когда наши возьмут Берлин и повесят Гитлера. И еще узнать, где я потерял
хлебную карточку за октябрь. И сказал:
– Мы победим фашистов 9 мая 1945 года.
– Не может быть! Очень долго ждать.
– Слушай, Нина, и не перебивай. Я знаю лучше. И Берлин мы возьмем
второго мая. Даже будет такая медаль - "За взятие Берлина". А Гитлер
покончит с собой. Он примет яд. И даст его Еве Браун. А потом эсэсовцы
вынесут его тело во двор имперской канцелярии, и обольют бензином, и
сожгут.
Я рассказывал это не Нине. Я рассказывал это себе. И я послушно
повторял факты, если Нина не верила или не понимала сразу, возвращался,
когда она просила пояснить что-нибудь, и чуть было не потерял вновь ее
доверия, когда сказал, что Сталин умрет. Но я потом вернул ее веру,
поведав о Юрии Гагарине и о новом Арбате. И даже насмешил Нину, рассказав
о том, что женщины будут носить брюки-клеш и совсем короткие юбки. И даже
вспомнил, когда наши перейдут границу с Пруссией. Я потерял чувство
реальности. Девочка Нина и мальчишка Вадик сидели передо мной на диване и
слушали. Только они были голодные как черти. И дела у Вадика обстояли даже
хуже, чем у Нины; хлебную карточку он потерял, и до конца месяца им с
матерью придется жить на одну ее карточку, рабочую карточку, потому что
Вадик посеял карточку где-то во дворе, и только через пятнадцать лет он
вдруг вспомнит, как это было, и будет снова расстраиваться потому что
карточку можно было найти даже через неделю; она, конечно, свалилась в
подвал, когда он бросил на решетку пальто, собираясь погонять в футбол. И
я сказал, уже потом, когда Нина устала слушать, то что полагала хорошей
сказкой:
– Ты знаешь Петровку?
– Знаю, – сказала Нина. – А ее не переименуют?
– Нет. Так вот…
Я рассказал, как войти во двор под арку и где в глубине двора есть
подвал, закрытый решеткой. И если это октябрь сорок второго года, середина
месяца, то в подвале, вернее всего лежит хлебная карточка. Мы там, во
дворе, играли в футбол, и я эту карточку потерял.
– Какой ужас! – сказала Нина. – Я бы этого не пережила. Надо сейчас
же ее отыскать. Сделайте это.
Она тоже вошла во вкус игры, и где-то реальность ушла, и уже ни она,
ни я не понимали, в каком году мы находимся, – мы были вне времен, ближе к
ее сорок второму году.
– Я не могу найти карточку, – сказал я. – Прошло много лет. Но если
сможешь, зайди туда, подвал должен быть открыт. В крайнем случае скажешь,
что карточку обронила ты.
И в этот момент нас разъединили.
Нины не было. Что-то затрещало в трубке. Женский голос сказал:
– Это 148-18-15? Вас вызывает Орджоникидзе.
– Вы ошиблись номером, – сказал я.
– Извините, – сказал женский голос равнодушно.
И были короткие гудки. Я сразу же набрал снова Нинин номер. Мне нужно
было извиниться. Нужно было посмеяться вместе с девочкой. Ведь получалась
в общем чепуха…
– Да, – сказал голос Нины. Другой Нины.
– Это вы? – спросил я.
– А, это ты, Вадим? Что тебе не спиться?
– Извини, – сказал я. – Мне другая Нина нужна.
– Что?
Я повесил трубку и снова набрал номер.
– Ты сума сошел? – спросила Нина. – Ты пил?
– Извини, – сказал я и снова бросил трубку.
Теперь звонить бесполезно. Звонок из Орджоникидзе все вернул на свои
места. А какой у нее настоящий телефон? Арбат – три, нет, Арбат - один –
тридцать два – тридцать… Нет, сорок…
Взрослая Нина позвонила мне сама.
– Я весь вечер сидела дома, – сказала она. - Думала, ты позвонишь,
объяснишь, почему ты вчера так себя вел. Но ты, видно, совсем сошел с ума.
– Наверно, – согласился я. Мне не хотелось рассказывать ей о длинных
разговорах с другой Ниной.
– Какая еще другая Нина? – спросила она. - Это образ? Ты хочешь
заявить, что желал бы видеть меня иной?
– Спокойной ночи, Ниночка, – сказал я. – Завтра все объясню.
…Самое интересное, что у этой странной истории был не менее
странный конец. На следующий день утром я поехал к маме. И сказал, что
разберу антресоли. Я три года обещал это сделать, а тут приехал сам. Я
знаю, что мама ничего не выкидывает. Из того, что, как ей кажется, может
пригодиться. Я копался часа полтора в старых журналах, учебниках,
разрозненных томах приложений к "Ниве". Книги были не пыльными, но пахли
старой, теплой пылью. Наконец я отыскал телефонную книгу за 1950 год.
книга распухла от вложенных в нее записок и заложенных бумажками страниц,
углы которых были обтрепаны и замусолены. Книга было настолько знакома,
что казалось странным, как я мог ее забыть, – если бы не разговор с Ниной,
так бы никогда и не вспомнил о ее существовании. И стало чуть стыдно, как
перед честно отслужившим костюмом, который отдают старьевщику на верную
смерть.
Четыре первые цифры известны. Г-1-32… И еще я знал, что телефон,
если никто из нас не притворялся, если надо мной не подшутили, стоял в
переулке Сивцев Вражек, в доме 15/25. Никаких шансов найти тот телефон не
было. Я уселся с книгой в коридоре, вытащив из ванной табуретку. Мама
ничего не поняла, улыбнулась только проходя мимо, и сказала:
– Ты всегда так. Начнешь разбирать книги, зачитаешься через десять
минут. И уборке конец.
Она не заметила, что я читаю телефонную книгу. Я нашел этот телефон.
Двадцать лет назад он стоял в той же квартире, что и в сорок втором году.
И записан был на Фролову К.Г.
Согласен, я занимался чепухой. Искал то, чего и быть не могло. Но
вполне допускаю, что процентов десять вполне нормальных людей, окажись они
на моем месте, делали бы то же самое. и я поехал на Сивцев Вражек.
Новые жильцы в квартире не знали, куда уехали Фроловы. Да и жала ли
они здесь? Но мне повезло в домоуправлении. Старенькая бухгалтерша помнила
Фроловых, с ее помощью я узнал все, что требовалось, через адресный стол.
Уже стемнело. По новому району, среди одинаковых панельных башен
гуляла поземка. В стандартном двухэтажном магазине продавали французских
кур в покрытых инеем прозрачных пакетах. У меня появился соблазн купить
курицу и принести ее, как обещал, хоть и с двадцатилетнем опозданием. Но я
хорошо сделал, что не купил ее. В квартире никого не было. И по тому, как
гулко разносился звонок, мне показалось, что здесь люди не живут. Уехали.
Я хотел было уйти, но потом, раз уж забрался так далеко, позвонил в
дверь рядом.
– Скажите, Фролова Нина Сергеевна – ваша соседка?
Парень в майке, с дымящимся паяльником в руке ответил равнодушно:
– Они уехали.
– Куда?
– Месяц как уехали на Север. До весны не вернуться. И Нина Сергеевна,
и муж ее.
Я извинился, начал спускаться по лестнице. И думал, что в Москве,
вполне вероятно, живет не одна Нина Сергеевна Фролова 1930 года рождения.
И тут дверь сзади снова растворилась.
– Погодите, – сказал тот же парень. – Мать что-то сказать хочет.
Мать его тут же появилась в дверях, запахивая халат.
– А вы кем ей будете?
– Так просто, – сказал я. – Знакомый.
– Не Вадим Николаевич?
– Вадим Николаевич.
– Ну вот, – обрадовалась женщина, – чуть было вас не упустила. Она бы
мне никогда этого не простила. Нина так и сказала: не прощу. И записку на
дверь приколола. Только записку, наверно, ребята сорвали. Месяц уже
прошел. Она сказала, что вы в декабре придете. И даже сказала, что
постарается вернуться, но далеко-то как…
Женщина стояла в дверях, глядела на меня, словно ждала, что я сейчас
открою какую-то тайну, расскажу ей о неудачной любви. Наверное, она и Нину
пытала: кто он тебе? И Нина тоже сказала ей: "Просто знакомый".
Женщина выдержала паузу, достала письмо из кармана халата.

"Дорогой Вадим Николаевич!
Я, конечно, знаю, что вы не придете. Да и как можно верить детским
мечтам, которые и себе уже кажутся только мечтами. Но ведь хлебная
карточка была в том самом подвале, о котором вы успели мне сказать…"

Не о Польше пост

Взято тут



Совершенно ожидаемое заявление американского профессора о том, что СССР сбросил бомбу на Херосиму и Нагасаки. Давно ждала, когда же они об этом заявят. А что удивляться? "Более 80% опрошенных японцев сказали, что на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы скинул СССР, а американцы доблестно помогали бедным японцам". Можно, конечно, посмеятья над словами "Мы еще отомстим русским за Хиросиму!", но лет через пять будет не до смеха. А еще через десять будут рассказывать, что нам, дескать, все врали в Советском Союзе, это мы все - и Херосиму, и Вьетнам, а русские "коли" на весь мир будут просить прощения у японцев. И "коль" этих - ни-ни, трогать не моги.

А началось с того, что опровергнув решение Нюрнбергского трибунала, покаялись за преступление, которое не совершали. Тем, кто придумал, надо отдать должное. Выбрана была Польша, поскольку именно поляки обладают исторической неприязнью к русским и, проглотив наживку, активно включатся в долгоиграющий проект, основной целью которого был пересмотр результатов второй мировой войны. Разрушение памятников павшим за освобождение их польш советским воинам, собственный креатив, как то, небезызвестная скульптурная группа, откровенная ложь, порочащая Красную Армию и колиизуренгоя, на весь мир делающих заявления, оправдывающие фашистов – это только составные этого проекта, следствие, неизбежное следствие того самого покаяния за несовершенное преступление.

Это тоже была заложенная бомба и конечная ее цель - окончательная дискредитация советского строя, умаление и сведение на нет роли армии-освободительницы, разрушение образа русских – как великодушного и справедливого народа, пересмотр всех результатов войны с возвращением земель, выплатой контрибуций и приписывание всех мировых преступлений русскому народу.

И при таком раскладе понятны и ельцин-центр, и стена скорби, и красноречивое молчание в 100-летний канун Революции и мемориальные доски, и чествование Алексеевой, и президентские премии центру толерантности в Москве.

Польшей загублено 80 тыс. наших военнопленных. Если я не ошибаюсь, именно в Польше начали строить первые в Европе концлагеря, тогда же, во время советско-польской войны. Что-то поляки не торопятся каяться. И эти тысячи русских пленных не только от голода и невыносимых условий существования гибли, но также от издевательств и пыток. Те самые разрезания животов, куда живых животных засовывали, - это ведь поляки творили с нашими тогда, т.е. еще до Волыни все происходило. Кто покаялся? Генеральный прокурор Польши заявила:«...следствия по делу о, якобы, истреблении пленных большевиков в войне 1919-1920 гг., которого требует от Польши Генеральный прокурор России, не будет». И все дела. А Пилсудский, который и своих-то поляков гнобил за малейшее инакомыслие – он и по сей день у них герой. Я с разными поляками встречалась. Иные очень реально оценивают сегодняшнюю политику своего правительства, мы по многим вопросам очень даже солидарны и симпатизируем друг другу, так вот, и у них в самых уважаемых личностях – Пилсудский. А как же, он же за самостийну украину Польшу боролся. Причем, даже определенные польские деятели, которых как бы называют «лукашенковцы», в кабинетах фигурки Пилсудского держат. Он у них – цвет нации, ерой. А Сталин – зверь и убивец. Мне вот, в Испании сказали, что Сталин 30 миллионов убил.

А вы, кстати, знаете, что польским студентам, которые учатся в Беларуси, историю, или там, отдельные ее разделы, преподают отдельно от белорусов. Как Польша трактует определенные события, так им толерантно и преподносят. А наших, белорусских студентов, которые в Польше учатся, что, белорусской версии истории учат? Не-а, польской.

Однажды брала я интервью у старого поляка, руководителя языковых курсов. По моему глубокому убеждению эти языковые курсы не совсем, или вернее, не только, для изучения языка предназначены. Как сам он сказал: «С этого начнется возрождение». Спят и видят как свою РП возродить. Так вот, когда закончили мы беседу, то он спросил, не русская ли я. «Русская», отвечаю. Тогда он спросил, не дискриминировали ли меня в штатах. Я сказала, что ребенка – очень жестко дискриминировали. Тут он раскричался, что правильно, что русские – агрессоры, вас, говорит, весь мир ненавидит и т. д.
- По поводу того, что весь мир ненавидит, - отвечаю, - так я могла бы сказать, как американцы называют поляков, и уверяю вас, вам это не понравилось. Но, как бы там ни было, при чем тут ребенок?
А он мне в ответ:
- Потому что вы агрессоры! Вы все хотите захватить! Чей Крым, что, русский? А Калининград?!
- Так Калининград же по результатам ...
Поляк разошелся и, брызжа слюной, перебивал меня, потому что ему мои ответы не были нужны, ни по поводу Крыма, ни по поводу Калининграда. Я для него была воплощением того, что он генетически ненавидел – всех русских.
- А вы знаете, как Калининград раньше назывался??
Не успела я ответить, что а кто ж не знает-то, как поляк выкрикнул:
- Кролевец! Это польский город!

Эх, немцы, а вы думали это ваш был город? Ни фига. Польский. Им и вернуть его надо. Поляки, если им 5 минут в истории что-то принадлежало, то считают это навечно своим.

Уже в дверях я сказала этому поляку:
- Когда ваши женщины мне тут рассказывали, как польских детей пшеками называют, я для них нашла слова сочувствия, потому что это – дети, и они страдать не должны: ни польские, ни русские, ни какие-то еще. А когда я сказала, что моего сына дискриминировали, вы ответили: «Правильно!» Может в этом между нами и разница?

Русские всегда и прощали, и помогали. Но извиняться ни перед кем не нужно. А каяться - только перед своим народом. Есть за что. И не за прошлых правителей, а за свои собственные грехи. А от остального мира – добиваться признания преступлений перед русскими.
Те же поляки никогда каяться не станут, хотя у них полно грехов. Свои преступления они просто отрицают. Так какого рожна наши перед ними каются? «Перед ними» - это я не только о поляках. Это, вообще, не поляках пост.

Как-то, в штатах мой сын сказал:
- Мама, вот ты пропустила вперед этих людей и думаешь, что они тебя сочли вежливой. А они подумали, что ты их пропустила, потому что они заслуживают быть впереди, а ты – сзади.

11 лет ему было. Я запомнила.

[reposted post] Спортсмены, честь и "нейтральность"

ИСТОРИЯ ПРЕДАТЕЛЬСТВА. ФУТБОЛИСТЫ БРАТЬЯ СТАРОСТИНЫ


Справа налево четыре брата Старостиных
В 1943 году футболисты и функционеры «Спартака» братья Старостины были отправлены в ГУЛАГ. Однако «кровавый режим» осудил их не за политику, как позднее сочиняли братья, а за спекуляцию, торговлю освобождениями от фронта и про-немецкую агитацию. Такое поведение городского «среднего класса» во времена ВОВ было скорее нормой.
Четверо братьев Старостиных – Николай, Александр, Андрей и Пётр были арестованы в 1942 году. Сами они позднее вспоминали, что их дело было якобы сфабриковано, а причиной была месть Берии за слишком хорошие успехи их «Спартака» (в частности – в матчах с московским «Динамо», за которое болел Лаврентий Павлович).
Однако в книге «Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш», 1939 – март 1946. Документы», стр. 340-341 приводится более прозаическая причина ареста братьев Старостиных.
Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину о профашистских настроениях среди спортсменов
19.03.1942, сов. Секретно, № 444/б, ЦК ВКП(б) товарищу Сталину:
В момент напряженного военного положения под Москвой Старостины Николай и Андрей, распространяя среди своего окружения пораженческие настроения, готовились остаться в Москве, рассчитывая в случае занятия города немцами занять руководящее положение в «русском спорте».
Политические настроения Старостиных в этот период времени характеризуются следующими высказываниями.
Старостин Андрей среди близких ему лиц заявил:
«Немцы займут Москву, Ленинград. Занятие этих центров — это конец большевизму, ликвидация советской власти и создание нового порядка… Большевистская идея, которая вовлекла меня в партию в 1929 году, к настоящему времени полностью выветрилась, от неё не осталось и следа».
Старостин Н. — «11-й день наступления немцев, ну, через недельку они будут здесь. Нам надо поторопиться с квартирой и завтра всё оформить».
«…если брать комнаты, то только у евреев, потому что они больше не приедут сюда».
Жена — «…Голицыно находится в 10 километрах от Москвы, Лялечка (дочка Старостина) идёт учить немецкий язык, я тоже поучусь, а то немцы придут, а я и говорить не умею…»
Старостин: «Да, жизнь наступает интересная».
Жена — «Была интересная в 1917 году, боролись за жизнь, а теперь уничтожают всё».
Старостин: «А что тогда было интересного?»
Жена — «Свержение царизма»
Старостин: «А сейчас идет свержение коммунизма».
Жена — «Скорее бы…»
Готовясь к сотрудничеству с германскими оккупационными властями и сгруппировав вокруг себя классово-чуждый элемент, Старостины занялись накоплением материальных ценностей (валюта, золото) и продовольственных запасов.
Установлено, что Старостины связаны с разветвленной группой расхитителей социалистической собственности в системе Промкооперации и производственных предприятий спортивного общества «СПАРТАК».
Хищническая деятельность этой группы приняла широкий размах, особенно в период войны. Из числа участников группы в данное время арестовано 15 человек. Показаниями обвиняемых Старостин Николай изобличается как один из её руководителей. Через два года пребывания в заключении обвинение с Николая было снято...Свернуть ) все притеснения братьев Старостиных со стороны властей были объявлены незаконными, и братья были освобождены. Андрей Старостин был приглашён на должность начальника сборной СССР по футболу, Александр стал председателем Федерации футбола РСФСР, а Николай Петрович в 1955 году был приглашён на должность главы спортивного общества «Спартак» — на этой должности он пребывал вплоть до 1992 года.
Старостин, Николай Петрович (1902—1996)
Старостин, Александр Петрович (1903—1981)
Старостин, Андрей Петрович (1906—1987)
Старостин, Пётр Петрович (1909—1993)
Полностью поддерживаю здесь Шевченко.

Ксения Собчак - та ещё русофобка.

Ленин спас и восстановил страну, которую уже разрушили до него.
Сталин укрепил её и выиграл великую войну.
Отдельное спасибо Л.П.Берии - великому организатору.
Либералы разрушили Советский Союз в 1991-м, установив двоевластие, а в 1993-м уничтожили, расстреляв Верховный Совет из танков (и уничтожив по ходу всякую законность).
Путин сумел ещё как-то собрать и удержать всё, что осталось. К сожалению, далеко не всё, но всё равно ему спасибо.
Борьба ещё не окончена, жизнь продолжается.

Оригинал взят у erica в Маршал Язов о чудовищной лжи и правде о Сталине.

Корр.: Недавно кинорежиссёр Никита Михалков предложил признать преступной деятельность Горбачёва и Ельцина. Неплохо было бы присоединить к ним «дорогого Никиту Сергеевича». Есть и подходящий повод: исполнилось 60 лет тому самому «историческому» докладу, который Николай Стариков назвал «сборником небылиц, лжи и клеветы», а американский историк Гровер Ферр — «антисталинской подлостью».

Читать дальше...Свернуть )


Оригинал взят у erica в Вынесено из комментариев
Оригинал взят у awas1952 в Вынесено из комментариев
soc_biker 2017-07-21 08:05:50>

Молодец Дибров, отлично сформулировал! «Людям легче положиться на внешний идеал, не утруждая себя»… Вот антисталинисты и лютуют: они просто не в состоянии ответить даже перед личной совестью — обязательно нужно внешнее зло, которое оправдает их инфантильность. «Это не я, меня Сталин заставил быть таким плохим»…

А основное лицо Сталина — не победа, а ЗАКОН. Поэтому в позднесоветском обществе мелких хулиганов и расхитителей его побаивались. Поэтому нынешняя молодёжь, которая живёт по закону, его поддерживает. И поэтому до сих пор рвутся от страха ж*пы у тех, кто серьёзно в чём-то замешан. И — ооо, психологи были правы — не потому, что при Сталине серьёзно наказывали — тогда и сроков больше 10 лет не было, и моратории на смертную казнь вводили… А потому, что это было неотвратимо.

Вор должен сидеть в тюрьме!


Оригинал взят у erica в Архивная "бомба" запущена
Насколько я слышала, вопрос рассекречивания архивов долго оставался закрытым, именно поэтому возможна информационная война внутри России на тему нашей же собственной истории. И сколько раз те, кто защищают историю СССР, предлагали открыть архивы, чтобы узнать наконец всю правду и получить предмет спорта. Но их почему-то не слушали.
А теперь...
Интересно, что будет? :)

Оригинал взят у vasya_vasechkin в Архивная "бомба" запущена
Оригинал взят у skeptimist в Архивная "бомба" для РФ запущена




Как-то раз, общаясь с одним профессором-историком из МГУ я услышал фразу, что история ХХ века ещё не написана. И связана эта мысль была с тем, какие тайны содержат наши архивы. Теперь, похоже, историкам придётся вносить в это дело существенные коррективы.

Читать дальше...Свернуть )

Оригинал взят у slavikap в Сегодня - день работников морского и речного флота. С праздником, товарищи!
"Пираты XX века": Фильм про настоящих мужчин!.


История создания самого кассового фильма советского кино


Карате-боевик «Пираты XX века» стал первым российским блокбастером, который в год выхода на экраны посмотрело 87 миллионов человек, а за десять лет  – 120 миллионов. В истории отечественного кинематографа это абсолютный рекорд!




Небывалому интересу к картине Ялтинского филиала киностудии им. Горького не помешали даже совпавшие с ее выходом на экран (с середины июля 1980 года) Московская Олимпиада и смерть Владимира Высоцкого. Появление в прокате первого советского боевика стало для страны не менее значимым событием. Рекордное количество оружия и спецэффектов открыло детищу режиссера Бориса Дурова и сценариста Станислава Говорухина путь к Почётному диплому Всесоюзного кинофестиваля в Душанбе за оригинальный подход к приключенческому жанру. А впервые показанные на советском экране приемы карате произвели эффект разорвавшейся бомбы: после выхода фильма в СССР стали массово открываться школы восточных единоборств.


Кино о русских мужиках

Идею фильма подсказала газетная заметка о современных пиратах, напавших в Средиземном море на итальянский сухогруз. Похитив пару сотен тонн урановой руды, реальные морские разбойники истребили весь экипаж судна. А еще раньше, в 1954 году советский танкер "Туапсе" был захвачен в Южно-Китайском море. Тогда, правда, большую часть экипажа удалось спасти и переправить на родину.


Впечатленный прочитанным, Станислав Говорухин решил перенести драматичный сюжет на экран. Но фигурировать в фильме будут наши моряки, которые, конечно, дадут захватчикам «прикурить». Написать сценарий режиссер взялся с коллегой Борисом Дуровым. До этого они встречались на картине с Владимиром Высоцким «Вертикаль». А теперь Говорухин снимал Высоцкого в «Место встречи изменить нельзя», и именно эта работа не позволила ему режиссировать фильм о пиратах. Снимать ленту взялся Дуров. Терминов «мужское кино» и «жесткий экшн» тогда не употребляли. Договорились, что это будет «фильм о русских мужиках», способных защитить свой корабль и женщин.



На этапе согласования сценария цензуру не прошел уран. Пришлось заменить радиоактивный материал опиумом. Стоимость груза та же – миллионы долларов. И, конечно, поставка легальная – опиум предназначался для советской фармакологии. Всё равно поднялся шум: никакой пропаганды наркотиков! Еле отстояли. Тогда придрались к боевым сценам: переборщите с драками – фильм не выйдет. Несколькими эпизодами пришлось пожертвовать. Но на свой страх и риск приемы карате создатели фильма оставили. Постановщиком трюков и консультантом был спортсмен и актер Тадеуш Касьянов. Боец, каратист, каскадер, а позднее еще и президент Всесоюзной и Всероссийской федерации традиционного карате и рукопашного боя снялся в фильме в роли боцмана Матвеича. А владеющих боевыми приемами моряков, пиратов и полицейских сыграли спортсмены из его школы боевых искусств.

Читать дальше...Свернуть )

Читать дальше...Свернуть )



Оригинал взят у el_tolstyh в Десятки миллионов не родившихся граждан СССР на совести Запада
cycyron в Десятки миллионов не родившихся граждан СССР на совести Запада
Оригинал взят у nyka в Десятки миллионов не родившихся граждан СССР на совести Запада


22 июня 1941 года, 76 лет назад, на мирные советские города обрушились снаряды и бомбы. Миллионам граждан СССР было суждено уйти в небытие…

Так называемые западные «партнёры» всячески избегают даже малейших упоминаний о своей решающей роли в развязывании Второй мировой войны, в которой погибли около 27 миллионов советских граждан. На самом же деле США и Европа должны нести полную ответственность за геноцид народов СССР.

Дальше...Свернуть )

22 июня на Саур-Могиле

Оригинал взят у el_tolstyh в 22 июня на Саур-Могиле
kir_bor в 22 июня на Саур-Могиле


Ровно 76 лет назад наше Отечество столкнулось с вызовом, ранее неведомым человечеству. Ценой миллионов жизней наши предки отстояли право на свободу, уберегли планету от нацистского морока. Сегодня День памяти и скорби.

Читать дальше...Свернуть )

То, что Саур-Могила — место священное и обладает особой энергетикой, понимается сразу. Именно здесь остро чувствуется связь поколений, единство воинов, павших в борьбе с фашизмом. У подножья кургана небольшое кладбище:

рядом с могилами героев Великой Отечественной войны захоронены современные защитники Донбасса.Свернуть )


Рядом с кладбищем полным ходом идет строительство часовни. Рабочие обещают управиться до Дня освобождения Донбасса, 8 сентября.









К монументу с именами красноармейцев, павших в боях за Саур-Могилу летом 1943 года, возложили цветы. Затем колонна поднялась на курган к обрушенной стеле и почтила память востоковцев, погибших на высоте летом 2014-го. Отец Борис отслужил молебен.

























С другой стороны кургана, на месте гибели бойцов Филина и Толстого, появилась памятная плита. 8 июля 2014-го вражеская мина попала прямо в окоп, это была первая потеря бригады «Восток» на Саур-Могиле. Сегодня к этому месту пришли родные Филина и Толстого...









Наши павшие как часовые. Пока мы храним память о них и верим в единство живых и мертвых — они в одном строю с нами.





Группа отряда «Суть времени»





Profile

9мая
begemot_tt
begemot_tt

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala